Семья Porsche

В свободное от работы генеральным директором Bacardi RUS время Антон Шатров ведёт два самых популярных аккаунта поклонников Porsche – @porscheclub и @carsandwines. Мы обсудили с Антоном, как Porsche объединяет людей разных стран, возрастов, профессий и взглядов на жизнь.

   

В нашем детстве шансы увидеть Porsche на улице были примерно такие же, как вероятность встретиться там с динозавром или Cуперменом. Вы помните, когда вы первый раз увидели автомобиль, которому было суждено сыграть в вашей жизни такую большую роль?

Да, в начале 90-х на улицах таких машин в принципе не существовало, но зато были турецкие жвачки Turbo с вкладышами, на которых были спорткары – мы с друзьями их собирали, и это был почти портал в другую реальность. Я до сих пор помню, как выглядел вкладыш с Porsche 911 – он мне нравился больше всего. 964-й кузов, Turbo – архетипичная форма, которая производит очень сильное впечатление. Этот автомобиль не отпускает меня до сих пор. Кстати, недавно мне пришла мысль найти тот вкладыш. Я зашёл на «Авито», а там, оказывается, множество людей продают полные коллекции, и стоят они кучу денег.

И вы купили вкладыш с тем самым Porsche?

Ещё нет, но куплю обязательно.

А первые впечатления от поездки на Porsche были такими же яркими? Не разочаровал в жизни автомобиль с вкладыша Turbo?

В первый раз я сел за руль Porsche, мне кажется, в 2012 году. Тогда мы с ныне покойным бывшим главным редактором журнала Top Gear Николаем Кочуриным решили сделать спецпроект – проехать по легендарной американской трассе 66. Porsche предоставил нам автомобиль – 911-й 4S в 997 кузове – и после этой поездки я понял, что технически ничего лучше быть не может. У меня было безумное количество разных автомобилей – увлекаюсь ими с 18-ти лет – но жизнь разделилась на до и после Porsche.

В ДНК Porsche всегда был автоспорт, а у вас как с этим?

Автоспорт меня интересовал всегда: сначала был картинг, потом – зимние гонки на переднеприводных машинах. На любительском уровне это увлечение всё время присутствовало в моей жизни, но особенно глубоко проявилось лет 6 назад – в 2015 году, когда появились финансовые возможности заниматься серьёзнее. Сначала это был time-attack, потом – Porsche Challenge. Я объездил все треки России, потом переключился на Нюрбургринг, который стал важной частью моей жизни. Это – уникальное место, где собирается огромное количество интересных людей. Porsche, конечно – легенда и один из символов Нюрбургринга, технически совершенная машина, которая показывает невероятные результаты.

Кстати, какой лично ваш лучший результат на Нюрбургринге?

7 минут 30 секунд на Porsche 997 GT3 RS. У меня был период, когда я каждые выходные летал на Нюрбургринг.

Это и сегодня ваш любимый трек?

Любимый. Он, наверное, самый безумный, самый странный, самый социально безответственный, ведь он объективно опасный. Каждый час там происходит авария, и до сих пор, случается, погибают люди. Это осознание дарит эмоции, которые находятся за гранью добра и зла: ты за эту грань заходишь, а дальше всё – на твой страх и риск. Но, наверное, чем опаснее, тем более притягательно.

Кроме автоспорта, что вас так притягивает к Porsche?

Автоспорт – это очень нишевая история: чтобы им заниматься, нужно быть диким фанатом, именно спортсменом. Я себя к таким не отношу, для меня важен гедонистический разрез мира около Porsche. Первый элемент, конечно, созерцание. Я могу на эту машину бесконечно смотреть. Вот мы сейчас сидим в моём кабинете, и вы видите, сколько тут изображений Porsche. Я могу сидеть и 15 минут просто смотреть на автомобиль, получать эстетическое удовольствие. Второй элемент – это свобода: ты сел за руль и уехал хоть на край света. Например, в этом году я побывал на Байкале. Это – моя первая поездка в те края. Я был потрясен силой и красотой природы. А, когда это ещё сочетается с автомобилем, с абсолютной свободой и эстетикой бренда… Казалось бы: Porsche и Байкал не должны сочетаться, туда люди рвутся на огромных внедорожниках. Но, когда видишь идеальную ледяную гладь протяженностью в сотни километров, понимаешь: это зеркало, это озеро просто создано для спортивных автомобилей. У нас там была даже гонка: зимняя версия Джимханы – Замхана.

Какие еще у вас были интересные путешествия за рулем?

Люблю прокладывать маршруты через серпантины. Любые горные дороги по-настоящему раскрывают потенциал Porsche. Мне посчастливилось много раз проехать по разным серпантинам в Альпах – Стельвио Пасс, Фуркапасс и другим. Такое ощущение, что их проектировали специально под автомобиль Porsche, и самая частая машина, которая там встречается – естественно, Porsche.  Клубы со всей Европы, со всего мира приезжают, катаются, а потом вечерами встречаются в барах и ресторанах.

Porsche за время вашего увлечения маркой прошел большой путь эволюции. Во времена жвачки Turbo это были только спорткары, но теперь модельный ряд очень большой. Какой Porsche идеален для вашей семьи?

Для моей – 911-й. Я езжу на нём круглый год, и зимой иногда получаю даже больше удовольствия, чем летом. Для меня это – семейная машина, туда всегда всё помещается: и ребёнок, и вещи, и собака – всё! И если мы едем путешествовать, конечно, мы поедем на Porsche.

Вы активный участник и другой семьи – семьи владельцев Porsche – в чем её уникальность?

Бренд собирает вокруг себя очень интересных людей, причём в любой точке мира. Я не понимаю, как это работает. У меня есть два аккаунта в Instagram: @porscheclub и @carsandwines. В общей сложности за ними следит где-то миллион поклонников Porsche со всего мира, и многие из них мне регулярно пишут. Этот срез – миллион человек – даёт мне возможность лучше понять бренд. Плюс, я очень много путешествую: у меня примерно четыре перелёта в неделю, и, когда я оказываюсь в новом городе, я могу спросить у подписчиков: «Ребята, куда сходить?». Тут же появляются люди, фанаты Porsche, с которыми ты встречаешься в первый раз в жизни, но чувство такое, что ты знал их всю жизнь. У них какая-то универсальна ценностная модель. Я не могу это объяснить, но это всегда похожие друг на друга люди – очень фанатичные, очень открытые. Они очень увлечены и эстетикой, и техникой. Самое странное для меня – полное отсутствие статусности.

Каждый сильный бренд привлекает определённых людей. У меня были периоды увлечения другими автомобилями и общения с клубами их владельцев, но поклонники Porsche совершенно особенные: это всегда интересные и простые люди, которые обладают глубокими знаниями и с которыми всегда есть, о чём поговорить.

Время идет машины меняется, но эти остаются такими же?

То, как меняются Porsche – это отдельная история. Ни одна другая марка не может похвастаться такой преемственностью. Существует так называемый «парадокс корабля Тесея». Когда Тесей вернулся в Афины с Крита, он оставил своё судно и сошёл на берег. Корабль простоял без дела долгие годы, в нём гнила то одна доска, то другая. Их чинили, меняли, и в какой-то момент в судне не осталось ни одной оригинальной детали: все доски заменили на новые. Так вот, греческие философы спорили: тот ли это теперь корабль, на котором плавал Тесей, или уже совершенно другой? Мне кажется, что-то из этого античного парадокса есть в истории Porsche.

911-ый существует с 1963 года, то есть без малого 60 лет. За это время модель изменилась до неузнаваемости, но по-прежнему имеет огромное количество черт того первого автомобиля – и визуальных, и технических, и с точки зрения ощущений от вождения. Когда ты садишься за руль Porsche 911, ты понимаешь, что это – тот самый легендарный спорткар.  

Никогда не задумывался об этом, но ведь так и есть. Я как-то был в Музее Porsche в Штутгарте и помню, как вокруг амфитеатра сидели люди, в пол была выведена выхлопная труба. Её заводили, и гости сидели и слушали звук двигателя, а потом аплодировали. То есть правда: произведение искусства.

Да, произведение искусства. Я воспринимаю автомобиль, как некую кинетическую скульптуру – то есть она не статична, а находится в постоянном движении, видоизменяется и эволюционирует. Моя большая мечта – собрать все поколения 911. Надеюсь, что когда-нибудь я смогу реализовать её и увидеть эти автомобили в своем гараже – причём, в одном цвете.

В каком, если не секрет?

Speed Yellow – это классический цвет, и он мне очень нравится. Я вообще считаю, что машина должна быть яркой, а у 911-го есть просто безумные цвета кузова, которых нет ни у одной другой модели.

А какие ещё параметры идеального Porsche?

Для меня важно, чтобы был задний привод и механическая коробка передач. Дальше уже не важно. Это может быть Carrera – она проще, чем более спортивные версии, но зато очень комфортная. Конечно, мне нравится GT3: за рулём этого спорткара вы чувствуете, что управляете самым совершенным автомобилем, который только может быть.

А как вы относитесь к электрическим автомобилям?

Когда этот тренд зарождался и появлялись первые новости о разработке электрических Porsche, я, как пурист, который испытывает особые чувства к классическим моделям, внутренне противился этому. Человеку свойственно отрицать изменения. Инстинкт во мне говорил: «Давайте всё оставим, как есть. Зачем что-то менять?». Потом, конечно, пришло понимание, что мир вокруг меняется, невозможно всё время держаться за прошлое, нужно быть открытым к будущему. Это – совершенно разные вещи. Taycan и, например, 911-й – разные автомобили, разные удовольствия, разный опыт. И это классно.

При такой любви к классике вы когда-нибудь пробовали исторические ралли?

Я пробовал историческое ралли – проехал Carrera Panamericana, но наполовину. Мы ехали первые в своём классе по результатам, но на четвёртый день произошла тяжелая авария: я сильно пострадал и потом долго восстанавливался.

А что была за машина? Что случилось?

Автомобиль, к сожалению, был не Porsche. Был бы Porsche, думаю, удалось бы доехать до конца.

Судя по вашему Instagram, вы получаете удовольствие не только от поездок на Porsche, но и от съёмок этого автомобиля.

Антон Шатров – генеральный директор Bacardi RUS, давний поклонник Porsche.

Я занимаюсь фотографией всю жизнь, так получилось, что все мои увлечения работают вместе. Я беру красивый автомобиль Porsche, строю неоновую пирамиду, потом сутки её снимаю, обрабатываю – своими руками делаю постер. Или я собираю семью и друзей, и съёмка становится для нас способом совместного времяпрепровождения. Мы заказываем еду и напитки, весь день снимаем, жарим мясо, пьём вино, обсуждаем автомобиль, смотрим на него – получается интересная фотосессия.

Как любовь к автомобилю передать ребенку, который родился и растет уже совсем в другом мире, где совсем другие машины, где нет жвачек Turbo, а двигатели всё больше электрические?

Мне кажется, семейность автомобиля – в общих воспоминаниях, связанных с машиной. Именно поэтому огромное количество наших семейных эмоций неразрывно связаны с автомобилем: наши путешествия, наши выходные, наши встречи – все они связаны с Porsche. Думаю, это останется в памяти нашей дочери навсегда.

Похожие статьи

Звезда республики

Девушку, которая умеет водить спорткары, стрелять из винтовки и кататься на лыжах, можно встретить в каждом фильме о Джеймсе Бонде. Дарье Домрачевой сниматься в кино еще не довелось, но зато ей не нужны дублеры, да и популярность у нее гораздо выше, чем у звезд второго плана. Четырехкратная олимпийская чемпионка из Белоруссии рассказала, чем хорош гибридный Cayenne, как изменило ее стиль вождения рождение ребенка и что делают поклонники, чтобы привлечь ее внимание.

Link Читать статью

12 олимпийских медалей и один руль на двоих

Уле-Эйнар и Дарья – одна из самых титулованных спортивных пар в истории семейной жизни. Официально закончив карьеры, они воспитывают дочь, тренируют национальную сборную Китая и очень много ездят вместе. Мы решили выяснить, кто из них отвечает за вождение, а кто за подбор музыки, из чего состоит их расписание и чего в нем не хватает.

Link Читать статью