Tиммельсйох

Ехать через перевал Тиммельсйох очень приятно. Пусть это и не самый быстрый высокогорный маршрут через главную альпийскую цепь, зато один из самых красивых. Рассказ о дороге, на которой, когда едешь, так и тянет все время останавливаться.

   

Живущие в горах:

Живущие в горах:

соорудив культурные и спортивные объекты, братья Aттила (слева) и Албан Шайберы вывели Тиммельсйох на современный уровень.

Перевал — это всегда что-то многообещающее: для путешественников, первооткрывателей, торговцев. Где перевалы, там границы не нужны. Порой они делают возможным путешествие сквозь время, соединяют вчера и сегодня, определяя судьбы отдельных семей и целых регионов. Все это относится к альпийской дороге через перевал Тиммельсйох на высоте 2 509 метров между долинами Эцталь и Пассайерталь, между Тиролем и Южным Тиролем, между Австрией и Италией.

Албан Шайбер на Porsche Taycan притормаживает, элегантно входит в поворот, прижимаясь к его внутренней стороне, выходит на подъем по прямой и жмет на газ. Он будто одно целое с асфальтовой дорогой, с каждым ее сантиметром, отчетливо чувствует крутящий момент электрического спорткара. Его брат-близнец Аттила сидит откинувшись рядом и созерцает, как и белая куропатка на обочине, широкие снежные склоны. Вокруг безмятежная тишина.

В начале лета дорога через перевал Тиммельсйох оживает — вновь и вновь. В зависимости от погодных условий проезд по ней открывается в середине или конце мая. В течение трех-четырех недель до этого мощная техника слой за слоем освобождает асфальт от снега. В суровые зимы его толщина может достигать от шести до десяти метров. Дорога открыта примерно пять месяцев, до октября, за это время по перевалу в Восточных Альпах проезжают около 100 000 автомобилей и 80 000 мотоциклов.

Ответственность за единственный пригодный для движения участок главной альпийской цепи между перевалами Решен и Бреннер лежит на близнецах, владеющих 32-километровой высокогорной дорогой через Тиммельсйох. Современный, насчитывающий около 30 виражей асфальтовый серпантин ведет от Зёльдена в долине Эцталь к вершине перевала.

32 километра дороги

И хотя подъем не такой уж крутой, для того, кто не привык ездить в горах, он станет испытанием. Автобусам и тяжелым грузовикам движение здесь запрещено. С перевала открывается вид на сияющие вдали вершины «трехтысячников» Штубайских и Доломитовых Альп. Со стороны Мерано веет прохладой, странствиями и свободой.

Целые поколения семьи Шайберов тесно связаны с этой дорогой. Деду близнецов, Ангелусу Шайберу, принадлежит заслуга начала развития современного туризма в Эцтале. Он выдвинул смелую идею проложить дорогу через перевал Тиммельсйох. Замысел был такой: полдня катаешься на лыжах на ледниках Эцталя, полдня нежишься под пальмами в Мерано.

Асфальтовое покрытие на современном уровне:

Асфальтовое покрытие на современном уровне:

в 1950-х годах первые километры альпийской дороги были проложены вручную.

Его сын Албан, отец близнецов, в 1962 году вышел на старт первой горной автогонки в Тиммельсйохе на своем Porsche 356 B. Ожесточенная борьба за победу шла тогда еще по частично щебеночному покрытию. На трассе в былые времена первенствовали такие знаменитости, как Ханс Херрманн. Итальянцы не без основания называют ее Passo del Rombо — «перевал грома». Продолжая дело отца, Албан Шайбер-старший, точнее его фирма по строительству и эксплуатации канатных подъемников Hochgurgler Lift-Gesellschaft выкупила у государства его долю и стала держателем контрольного пакета акций высокогорной дороги.

Любовь к дороге и быстрым автомобилям у Албана и Аттилы в крови. «В шесть лет у нас уже был первый мопед, в восемь мы гоняли по горе на кроссоверах», — рассказывает Албан Шайбер.

Совместными усилиями братья обеспечили дороге современный уровень. «Здесь дело не в том, чтобы быстро проехать из пункта А в пункт Б», — поясняет Аттила. Кто торопится, выберет автобан через Бреннер, ему придется в лучшем случае любоваться природой и селениями, стоя в пробках.

Тот же, кто едет через Тиммельсйох, путешествует, как в былые времена, и ему имеет смысл запастись временем, чтобы насладиться потрясающими горными пейзажами, сельской архитектурой и ютными ресторанчиками. Дорога дорогой, но спешить точно некуда. Добраться до цели становится не столь уж важным, главное — душевный комфорт.

Здание музея Перевала вытянулось над кручей в сторону Италии.
Музей мотоциклов до большого пожара, уничтожившего его в январе этого года.
Дорога дорогой, но спешить точно некуда. Главное в пути — душевный комфорт.

30 поворотов

Государственная граница? Здесь, наверху, это уже прошлое. Вместо шлагбаума и таможни раздел между Австрией и Италией обозначен лишь парой неприметных табличек на обочине и надписью на асфальте. Чуть поодаль — новое, оригинальное здание музея Перевала: фундамент покоится на стороне Эцталя, а само здание, 16-метровая монолитная глыба, вытянулось над кручей в сторону итальянских друзей в долине Пассайерталь. Особое место в самом высокогорном музее Австрии занимают объемный стеклянный макет «Ледяной пещеры» и фотографии начала строительства альпийской дороги: в 1950-х ее первые двенадцать километров прокладывали камень за камнем вручную.

Трансграничная архитектура здания отражает идеал семьи Шайберов. Хотя по итогам первой мировой войны Тироль и Южный Тироль оказались разделены, в современной Европе регионы срастаются все теснее. «Вот уже 50 лет дорога на Тиммельсйох стирает границу и объединяет народы», — говорит Албан Шайбер.

Пока братья набирались знаний и умения, они пересекли немало границ: их кидало по миру аж до Японии и Австралии. Домой они вернулись опытными специалистами. Как и отец, братья-предприниматели занимаются канатными дорогами, ресторанным бизнесом, управляют горнолыжными школами. И еще — заботятся о дороге, жизненной артерии смежных долин и всего региона.

2 509 метров над уровнем моря

Исконно живущие здесь семьи помнят еще времена до «дороги» и эры туризма. Крестьяне долины Эцталь жили в своем мирке, получая от возделывания скудной земли (и то только пока на нее не ложился снежный покров) лишь самое необходимое. В горах шастали контрабандисты. «Без туризма в этой местности вряд ли вообще было бы население», — убежден Аттила Шайбер. Те, кто помнят старые времена, по-своему реагируют на разговоры о том, что туризм, мол, уж слишком разросся. Для таких людей автомобили — это благо.

Для поддержания региона Албан и Аттила Шайберы всегда шли на большие капиталовложения. По словам Албана, если уж что-то делать, то основательно. Не только сама дорога содержится в первоклассном состоянии. То, что вдоль нее, также выглядит сегодня по-другому благодаря братьям Шайберам. В шести селениях между Хохгурглем и Моосом в Пассайертале можно лицезреть оригинальные постройки архитектора из Южного Тироля Вернера Чолля. В них размещаются информационные центры, в которых рассказывается об истории дороги Тиммельсйох. Посетители узнают о бывших контрабандистах, высокогорных рудниках и якобы побывавших здесь инопланетянах.

Вместо домика 1950-х годов, где бралась плата за проезд по дороге, на высоте 2 175 метров возник импозантный Top Mountain Crosspoint из дерева, камней и стали. Здесь также находится нижняя станция ультрасовременной канатной дороги Kirchenkar, чьи вагончики в зимний сезон перевозят до 2 400 лыжников в час. Просторный и светлый ресторан в этом сооружении является одной из красивейших смотровых площадок в Альпах.

Зиму 2020/2021 годов канатная дорога и ресторан пережили нормально. А вот «изюминка» в Top Mountain Crosspoint — нет. Большой пожар уничтожил 18 января располагавшийся здесь музей мотоциклов. Десятки лет братья с особой страстью и скрупулезностью собирали старые байки — культовых свидетелей истории развития транспорта. 330 мотоциклов различных марок, выпускавшихся за последнее столетие, от A.J.S. до Zündapp. Экспозицию дополняли раритетные автомобили вроде Porsche 911 Targa с гибким пластиковым окном выпуска 1967 года — года рождения близнецов. Во время фотосессии братья с болью в голосе рассказывали о больших планах расширения музея: строилось еще одно помещение, в котором машины, как интерактивные экспонаты, можно было бы почувствовать будто в реальности. Но, увы, все раритеты стали жертвами огненной стихии. И подумалось, что перевал грома никак не может успокоиться …

Ole Zimmer
Ole Zimmer