«Ле-Ман1970 года был огромным риском»

Porsche и Ле-Ман — это всегда было делом семейным. Поэтому нет более подходящего места, чем кабинет д-ра Вольфганга Порше на заводе Porsche № 1 в Цуффенхаузене, чтобы поговорить с ним о его воспоминаниях о 24-часовом марафоне. Мы сидим рядом с рабочим столом его отца, Ферри.

  


Все осталось, как было — получилась капсула времени. От мебели веет эпохой экономического чуда, когда маленькое семейное предприятие Porsche выросло в компанию мирового уровня по производству спортивных автомобилей. Успехи в Ле-Мане сыграли в этом решающую роль.

Письменный стол обит зеленой кожей, на нем — фотографии, иллюстрирующие почти 70-летнюю историю участия Porsche в знаменитом автомарафоне. Глаза д-ра Вольфганга Порше загораются при взгляде на фотографию 1956 года, где он, 13-летний, стоит рядом с отцом у командного бокса. «Конечно, я охотно ездил туда, когда меня брали», вспоминает он. «Брали, правда, не каждый раз, так как гонка всегда проходила во время учебного года». А пропускать учебу, даже в такой приверженной гонкам семье, как Порше, нельзя было. Зато вся семья более регулярно посещала Гран-при Германии на Нюрбургринге, часто проводившийся во время летних школьных каникул.

1970 год:

1970 год:

«Я не мог не восхищаться нашими пилотами, которые в таких условиях управляли 917-м».

Фотографии гонок в Ле-Мане для 77-летнего Вольфганга Порше словно путешествие во времени, поскольку отображают вехи его жизни вплоть до сегодняшних дней. Изменился не только тот тинейджер, с 1950-х годов изменилось многое и в автоспорте, что доказывает, например, фото 2017 года. На нем — Вольфганг Порше в пункте управления гонкой. В 21 веке уже не сидят с секундомером и составленными от руки таблицами. Сегодня инженеры команды следят на мониторах за огромным потоком данных, чтобы определить наилучшую стратегию прохождения трассы в течение 24 часов гонки.

Первая победа в общем зачете

1970 год:

1970 год:

«Мой отец испытывал противоречивые чувства. С одной стороны, он считал нашу первую победу в общем зачете огромным и важным делом. В то же время усилия и связанный с этим риск были для нашего, тогда относительно небольшого предприятия, огромны. В конце концов все кончилось хорошо, прежде всего, благодаря энтузиазму моего, сейчас уже покойного, кузена Фердинанда Пиеха, который руководил разработками. В одиночку мой отец на такой риск, наверное, не решился бы».
«Помню, ночью был сильный дождь. Трассу порой заливало. Это было безумно опасно». Д-р Вольфганг Порше

Неизменной осталась уникальная магия классической гонки на выносливость. Это ощущает и Вольфганг Порше. «Для меня важно не просто быть там», признается он. «Важно поддержать всю гоночную команду Porsche. Я вместе с ней огорчаюсь, если что-то идет не так, и вместе с ней невероятно радуюсь успехам».

Teлоше

1979 год:

1979 год:

«Фирма Porsche пользовалась гаражом в Телоше несколько десятилетий. С местными жителями установились дружеские отношения, и в этом было нечто поистине семейное. В гараж постоянно заглядывал кто-то из соседей. Сегодня такое уже трудно себе представить».
«Рабочая атмосфера в нашей мастерской была непринужденной, и в то же время в ней царил дух высокого професионализма».

Трагедий и триумфов в Ле-Мане у Porsche было с лихвой. Но и успех на трассе Сарта не сопутствовал чаще ни одной из других марок. Фотографии подтверждают беспримерную верность компании культовой гонке. Начиная с дебюта в 1951 году двух модифицированных Porsche 356, не было и года в Ле-Мане без участия Porsche с заводскими или клиентскими командами. Поэтому Ле-Ман называют «домашней трассой Porsche».

1956 год:

1956 год:

«Мой отец всякий раз был по-настоящему взволнован, отправляясь на гонку с техническим директором Гансом Клаузером (на фото он справа). Чувствовалось, как они рады этому».
Hа этом фото — редкий случай (1970 г.), когда в Ле-Ман приезжала его мать Доротея.

На одном из фото 1970 года Вольфганг Порше рядом со своим отцом Ферри видит свою мать Доротею, которая, как правило, в Ле-Ман не ездила. Это был год долгожданной первой победы в общем зачете, которую завоевали Ханс Херрманн и Ричард Эттвуд на «короткохвостом» Porsche 917. Для Вольфганга Порше этот автомобиль и это достижение незабываемы. По его словам, триумф был «феноменальным событием». «Мы впервые показали, что можем побеждать и самых сильных конкурентов. В международном плане это был прорыв».

ДНК Porsche

1981 год:

1981 год:

«С помощью побед в Ле-Мане нам удалось доказать, что турбодвигатели это проработанный и эффективный вариант, это имело большое значение для успеха серийных моделей». На верхнем фото: победивший Porsche 936 пилотов Жаки Икса и Дерека Белла.
«Автоспорт, как и прежде, неотъемлемый элемент нашей марки. Это часть нашей ДНК».

Следующие полвека принесли еще восемнадцать побед в общем зачете, было бы сложно перечислить их все по отдельности. Но гонка 1976 года, в которой первенствовал Porsche 936, Вольфгангу Порше запомнилась особо: впервые в истории Ле-Мана победил автомобиль с турбодвигателем. В годы нефтяного кризиса и острой дискуссии во многих странах о запретах автотранспорта эта победа была ценной вдвойне. «Нам удалось доказать, что турбодвигатели это проработанный и эффективный вариант, что имело большое значение для успеха серийных моделей». Особенно на фоне появления на рынке 911 Turbo в качестве первого серийного автомобиля с турбокомпресором.

1970-е и 1980-e годы:

«Лихое время. У меня были хорошие, дружеские отношения со всеми пилотами. Особенно мне запомнились Жаки Икс, Дерек Белл, Йохен Масс и, конечно, Ганс-Йоахим Штук, по прозвищу „Пострел“, который и сегодня еще отчаянная голова, восхищающий всех своим веселым нравом». Верхнее фото: Ханс Херрманн и Ричард Эттвуд (справа), 1970 год. Внизу — Белл и Штук (справа), 1985 год.

Тесная связь автоспорта с серийным производством продолжилась в 2014 году, когда Porsche вернулся с новой заводской командой в LMP1 — топовую категорию знаменитой гонки на выносливость. Три победы в общем зачете подряд, в 2015, 2016 и 2017 годах, не только продолжили историю успехов Porsche в Ле-Мане: опыт Porsche 919 Hybrid стал ценным вкладом в разработки серийных гибридных автомобилей и первой полностью электрической модели Porsche Taycan.

1986 год:

1986 год:

победа в общем зачете, Белл, Штук и Эл Холберт, Porsche 962 C.
1982 год:

1982 год:

Хельмут Ботт, Вольфганг Порше и Масс (сл. напр.).

Вольфганг Порше в те годы также неизменно сопереживал гонки в командном боксе. «Автоспорт, как и прежде, неотъемлемый элемент нашей марки. Это часть нашей ДНК», говорит председатель наблюдательного совета. «И я на своем посту привержен этому принципу, всемерно способствуя его реализации».

1981 год:

1981 год:

«Для меня важно не просто присутствовать — важно поддержать всю гоночную команду Porsche. Вместе с ней я огорчаюсь, если что-то идет не так, и вместе радуюсь успехам».

Он был вместе с командой во время драматического финала гонки 2016 года, когда в ней, казалось, уверенно выигрывала Toyota. Лишь буквально на последних метрах Porsche удалось вырвать победу у японцев.

2016 год:

«Финал гонки получился драматичным, как никогда. В начале последнего круга лидировавшая до этого Toyota остановилась из-за неисправности на прямой „старт-финиш“. В итоге автомобиль полностью выпал из квалификации, а мы победили буквально на последних метрах гонки. Я тогда в спонтанном порыве пришел в бокс Toyota выразить свое восхищение соперникам, продемонстрировавшим потрясающую борьбу. Я хотел показать, что всегда надо уважать противника. Честность в спорте — высшая заповедь».

2018 год:

«За 24 часа все может случиться. Тем больше мое восхищение спокойной работой команды и ее руководителей в критических ситуациях. И я говорю себе: надо подходить к этому профессионально. Именно так должна команда готовиться к непредвиденному. А руководители должны, в первую очередь, уметь хладнокровно управлять ситуацией».

В 2017-м Вольфганг Порше вместе с командой пережил весь комплекс чувств восторга и отчаяния, что возможно лишь во время «24 часов Ле-Мана». Больше часа длилась тогда замена электромотора на передней оси 919 Hybrid со стартовым номером 2. «Мне казалось, они разобрали и вновь собрали целиком весь автомобиль», вспоминает Вольфганг Порше. На пятом часу гонки с отставанием, которое, похоже, не оставляло Эрлу Бамберу, Тимо Бернхарду и Брендону Хартли ни шанса, началось невероятное наверстывание упущенного. «За несколько часов до конца гонки сошел с дистанции наш лидер под номером 1. За ним последовали обе Toyota», вспоминает Вольфганг Порше.

«За 24 часа все может случиться».

Он посочувствовал соперникам, но одновременно воспрял духом надежды на победу своего экипажа, которая до этого казалась немыслимой. «Никогда не сдаваться — это в характере Porsche. Гонка кончается лишь с пересечением финишной черты». Держаться до последнего и быть в готовности, когда нужно. Вольфганг Порше и после эры выступлений в категории LMP1 посещает гонку, когда позволяет время. «Я продолжаю напряженно следить за борьбой в ней наших автомобилей класса GT», признается он. «Для меня это очень важно, ведь в этом участвуют и наши клиенты. А они для нас — самое важное». Ле-Ман для компании дело семейное. А значит, и каждый клиент тоже.

«Ле-Ман — дело семейное».
Thomas Ammann
Thomas Ammann