Человек, который изменил все

В 1932 году советская промышленность получила шанс пойти по совершенно иному пути. Ведь именно в том году доктор Фердинанд Порше получил заманчивое предложение из СССР.

  

Годом раньше признанный немецкий конструктор круто изменил свою жизнь. Покинув Steyr, Фердинанд основал в Штутгарте собственное конструкторское бюро с длинным названием Dr. Ing. h.c. F. Porsche GmbH, Konstruktionen und Beratungen für Motoren und Fahrzeugbau, что означало «инженерные и консультационные услуги в области двигателей и транспортных средств».

Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию в германской экономике, новая компания сразу стала получать серьезные заказы: сначала Wanderer заказал проект новой шестицилиндровой модели, затем мотоциклетная компания Zundapp согласилась с предложением Порше стать соинвестором концепции «народного» автомобиля, о котором Фердинанд начал задумываться еще в середине прошлого десятилетия, работая на Daimler. Были и другие планы. Самый заветный – организация особого конструкторского подразделения под наименованием Hochleistungs Motor GmbH, дословно «высокомощные моторы». Основной задачей стало бы создание немецкого гоночного автомобиля, способного покончить с гегемонией французских и итальянских марок на спортивных трассах.
Но эти планы пришлось отложить, когда в кабинете доктора Порше весной 1932 года раздался телефонный звонок и голос с иностранным акцентом предложил встретиться в кафе Rosenstöckle в самом центре Штутгарта. Сообщенное на встрече было настолько заманчивым, что летом 1932 года, отложив все прочие дела, Фердинанд Порше сел на поезд по маршруту «Берлин – Москва».

За время краткого визита в СССР Фердинанду Порше показали все, чем могла гордиться молодая страна: новейшие автомобильные и тракторные заводы, последние образцы двигателей, машин и самолетов. От Порше не укрылось, что практически ничего оригинального в показанной ему технике не наблюдалось. СССР скупал по всему миру лицензии, образцы, станки, заводы, людей, чтобы быстро сократить отставание от ведущих индустриальных держав. Но по-прежнему остро не хватало специалистов с навыками и опытом разработки сложных инженерных изделий.
Уговоры рекрутеров обычно работали: в условиях глобального мирового кризиса и безработицы иностранные специалисты охотно ехали в Советский Союз. К моменту визита доктора Порше на советских стройках и предприятиях трудилось 37,5 тысяч человек из стран Запада.

Фердинанду Порше предлагались заманчивые условия. Фактически он должен был занять должность главного конструктора СССР в области транспортного машиностроения, переехав в Советский Союз вместе со всей своей фирмой. Но Фердинанд предпочел отказаться.
Он видел, что СССР в ту пору нужны были максимально простые автомобили, такие, как производились в США. Именно под их производство был куплен в Штатах новый завод и реконструирована фабрика АМО в Москве. Сложные инженерные конструкции, создававшиеся Порше, тут бы не пригодились. Они просто были бы неработоспособны в стране, где еще не было никаких ровных дорог, кроме железных. Насчет перспектив «народного» автомобиля он тоже не строил иллюзий, осознавая отсутствие минимальной покупательской способности. А значит – никаких гоночных автомобилей. Ведь на тот момент автомобильный спорт считался в СССР буржуазной и вредной забавой.

Формальной причиной отказа стал языковой барьер. Фердинанд Порше привык собственноручно контролировать процесс разработки и давать указания подчиненным и совершенно не представлял, как будет общаться с работниками, не зная русского. А учить этот сложный язык в возрасте 57 лет ему уже поздно.
Вот так Советский Союз остался без Фердинанда Порше и его проектов. Но не навсегда – спустя 40 лет началась новая фаза активного сотрудничества компании, носящей имя великого инженера, и советской промышленности.

Дмитрий Федоров
Дмитрий Федоров