Dahoam

Баварские кожаные штаны продемонстрировали головокружительный взлет от нишевого изделия к культовому продукту. В чем причина спроса на «ледерхозен»? Об этом рассказывают мастера и исследователи трендов национальной одежды.

Без любви ничего не выйдет», уверена вышивальщица Сюзанна Галлович. Перед ней лежит кусок мягкой, черной как смоль, кожи с прочерченными белым линиями. Умелыми движениями Галлович наносит на кожу ярко-зелеными нитками изображение, и через пару часов изделие украшают три рельефно вышитых оленя. Они настолько натуральны, что, кажется, вот-вот поскачут прочь. У вышивальщицы на одну пару кожаных штанов порой уходят несколько дней работы.

Жизнь в верхнебаварском муниципальном образовании Кирханшеринг с 3 200 жителями, расположенном недалеко от границы с Австрией, идет своим чередом. И дело не только в том, что все здесь, кажется, течет медленнее, чем где-либо, но и в том, что ремесло пошива кожаной одежды, которым традиционно занимается фирма Meindl, словно выпало из времени. Ледерхозен в национальном стиле, на изготовление которых, как и 100 лет тому назад, идет немало времени кропотливого ручного труда, могут стоить до 2 500 евро. И, тем не менее, спрос на этот товар высокий. Некоторые клиенты, по словам шефа фирмы Маркуса Майндля, специально приезжают из-за океана в Кирханшеринг, чтобы заказать себе штаны.

Host mi?

Ледерхозен с некоторых пор переживают заметный ренессанс. Долгое время они слыли нарядом для провинциалов. Сейчас же шорты из оленьей кожи почти обязательная вещь, и не только для того, чтобы пойти на мюнхенский пивной праздник «Октоберфест». «Ледерхозен стали частью будней», утверждает этнолог, кандидат культурологии Симона Эггер из АльпийскоАдриатического университета в Клагенфурте (Австрия), всесторонне занимавшаяся феноменом «Wiesntracht» — элементами одежды посетителей «Октоберфеста». Почему кожаные штаны стали атрибутом стиля жизни? Эггер видит в этом сильное стремление мобильного общества к идентичности. «Значение таких ценностей как „родина“, „традиции“ существенно возрастает по мере увеличения свободы передвижения, а также ощущения небезопасности», считает ученый. Ледерхозен, по ее мнению, издавна ассоциировались с романтическими представлениями о сельской жизни и с любовью к родине. Наряду с этим новые, свободные взгляды на моду способствуют популярности национальной одежды. «Сегодня можно носить все», отмечает Эггер. «Ограничительного диктата моды больше нет. В том числе и поэтому ледерхозен вернулись из ниши в повседневную жизнь».

Триумфальное шествие ледерхозен кажется неудержимым. В этой униформе на балконе мюнхенской ратуши ликуют футболисты «Баварии» по случаю своего чемпионства. Стало привычным видеть выпускников баварских школ в кожаных штанах на церемонии получения аттестата зрелости. В авиакомпании «Люфтганза» в дни «Октоберфеста» члены некоторых экипажей одеты в «Dirndl» (женский национальный костюм) и, соответственно, «Lederhosen». Модное поветрие сопровождается мифами, столь же неотъемлемыми от живописных штанов, как и изящная вышивка на них. Мужчины в таком наряде считаются особенно самобытными и мужественными, гордыми хранителями альпийских традиций. Надев штаны из оленьей кожи, их носитель как бы с ходу становится удалым молодцем. Ведь от него так и веет временем, когда мужики зарабатывали себе и семье на хлеб тяжелым трудом в суровых природных условиях.

Do schaugst

По этой же причине упорно сохраняется легенда, будто кожаные штаны изначально были рабочей одеждой крестьян. «Исторически это не подтверждается», замечает руководитель информационного центра национальной одежды региона Верхняя Бавария Александер Вандингер. Центр размещается в бывшей конюшне монастыря Бенедиктбойерн. Здесь, под монастырскими сводами собраны более 5 000 оригинальных образцов национальных нарядов. Вандингер показывает нам одну из баварских драгоценностей — обернутые в тонкую бумагу укороченные штаны, изготовленные примерно в 1890 году; черная кожа с богатой вышивкой. «Такие штаны стоили слишком дорого, чтобы носить их на работу», поясняет эксперт, снимая с рук перчатки. «У сельских жителей это была праздничная одежда, в то время как дворяне уже в 18 веке надевали роскошные кожаные штаны, отправляясь на охоту».

Do schaugst

«Вот тебе и…» Охотно произносимые слова в адрес собеседника, который, к сожалению, оказался не таким сведущим и прозорливым, как эти слова говорящий.

Вандингер десятки лет занимается исследованиями в области национальной одежды, так что легенды и мифы ему знакомы. Наряды из кожи, по его словам, отнюдь не такая уж древняя одежда, как это принято думать. Короткие кожаные штаны стали популярны в предгорных районах лишь с начала 19 века. Правившая в Баварии династия Виттельсбахов, напуганная Французской революцией, стала выказывать свою близость к народу, рядясь в Dirndl и Lederhosen. В 1853 году баварский король Максимилиан II, бывший всю жизнь поклонником национального стиля, издал указ о сохранении и поддержке традиций народной одежды. В зданиях общин и ратушах предписывалось иметь картины с изображением национальной моды. Учителя и учащиеся школ должны были приходить на церковные праздники, экзамены и торжественные церемонии в национальной одежде. «Когда в 1880-х годах стали создаваться союзы национальной одежды, спрос на кожаные штаты резко пошел вверх, что наблюдается и сегодня», говорит Вандингер. Большая заслуга в этом принадлежит деревенскому учителю Йозефу Фоглю, основавшему в 1883 году с друзьями в Байришцелле «Общество по сохранению народной одежды в долине Ляйтцах», что особенно способствовало популярности народной моды.

Маркус МАЙНДЛЬ

Маркус МАЙНДЛЬ

Честь имею! У Майндля восемь ледерхозен — и один Porsche 356 A.

Таким образом, ледерхозен уже во времена монархии считались вполне демократической, хотя и далекой от уравнительства, одеждой. Если у крестьянина сбоку была одна единственная декоративная строчка, то на королевских штанах их было девять. Чем больше было вышивки, тем состоятельнее оказывался владелец — в этом и сегодня ничего не изменилось. Фирма Meindl предлагает клиентам сотни мотивов отделки, по желанию и за дополнительную плату все сделают индивидуально. Вышьют виноградную лозу для винодела, замысловатую монограмму — да почти всё, что угодно.

Pfiat di

«В ледерхозен классно то, что они пойдут любому, и каждый может выбрать вариант, который ему больше подходит», утверждает Симона Эггер. «Кто-то захочет изделие на заказ и чтоб из долины Тегернзее, а другой удовлетворится недорогим секонд-хендом». Конечно, тонкие различия и границы здесь есть. «Довольно быстро можно понять, какого класса то или иное изделие. Во многих социальных группах принадлежность к ним требует, чтобы и штаны были соответствующей ценовой категории».

Pfiat di!

Разговорная форма прощания у баварцев. Лингвистически происходит от выражения «Храни тебя Господь!»

В целом, по мнению Эггер, наблюдается «рост оценки» в отношении региональной продукции и традиционных ремесел. Настоящие ледерхозен традиционно изготавливаются из замшевой, дубленой оленьей кожи. Дубление с использованием рыбьего жира длится три месяца — в отличие от химического, хромового, дубления, занимающего всего два-три дня. После дубления кожа обрабатывается древесными красителями, причем краска втирается вручную. Наконец кожа сортируется по качеству, кроится, сшивается, после чего делается вышивка. Каждое изделие требует многочасового труда, и каждый кусок оленьей кожи хранит свои следы, историю жизни. Об оленьих боях, о зарослях, через которые приходилось продираться. Можно сказать, небольшая сага.

И, вероятно, в этом заключается своего рода прелесть ледерхозен. Есть в них что-то героическое, полное жизни и готовности к любой жизненной ситуации. Да и носятся они, как правило, всю жизнь.

Barbara Esser
Barbara Esser